Новости
Сергей Кущенко: «Только интрига привлечёт людей» | 07.12.2012 



История Сергея Кущенко – американская мечта, осуществлённая в российских реалиях. Название Новые Ляды вам о чём-нибудь говорит? Ну, только если вы пермяк или очень хорошо знаете географию России. Но именно в этом посёлке городского типа, вошедшем впоследствии в состав Перми, родился Сергей Кущенко. Единственный, кстати, известный уроженец Новых Ляд по версии Wikipedia.

Сейчас представитель президентского Совета по спорту, вице-президент Международного союза биатлонистов и член совета директоров Brooklyn Nets живет в перелётах, совмещает работу в нескольких крупных спорторганизациях и принимает награды от президента.

- До того, как прийти в спорт, Вы занимались развлекательным бизнесом: начинали как ди-джей и организатор вечеринок. Что из прошлого опыта Вы привнесли в новую деятельность?

Всё практически. Нам удалось «урал-грейтовский» баскетбол поднять на новый уровень. На матче за третье место в чемпионате России в 1998 году мы сделали лазерное шоу. Сейчас оно везде, а тогда было только в Перми. Мы взяли качественную музыку, как на дискотеке, соорудили Спайдермэна, — это наполняло зал просто донельзя. И выступления поддержки: пермский балет микшировался с группой пухленьких девушек, они так смешно танцевали, я их даже как-то в ЦСКА привёл.

Мы креативили: вешали баскетбольные трусы на рекламу, кроссовки привязывали. Как-то на большой площади написали: «Пошли все на...». Никто ничего не понимал, газеты говорили, что Кущенко послал весь город. Только за три дня до открытия мы появились опять: «Пошли все на баскетбол! Открытие сезона 28 октября». И все пошли. Мы сделали «Урал-Грейт» сильным брендом.

Ходить на баскетбол стало модно. Девушки в мехах приходили красоваться в первые ряды на матчах. Им все равно было, кто играет, — они находились в крутом месте.

Мы делали клипы, посвящённые конкретным болельщикам в Перми. Например, женщина родила прямо в зале. Мы быстро распиарили это. Прошло лет 8, я уже с ЦСКА приехал, подходит женщина с ребенком и говорит: «вот, это мы». В ЦСКА финансовых возможностей было больше: мы приглашали Оскара Кучеру, Бутмана. Это было как театр.

«Урал-Грейт» является уникальным примером созданной с нуля команды, ставшей успешным клубом. Как это — создавать команду?

Меня ненавидят пермские хоккей и футбол. Потому что — горжусь одним — мы победили партийные виды спорта в конкретном регионе. Хоккей изначально любили все, что уж говорить о футболе. Но пока мы растили «Урал-Грейт», мы забрали всех спонсоров и у хоккеистов, и у футболистов.

Кстати говоря, бюджет «Урал-Грейта» был доходным, мы продавали в те годы билеты на миллион евро за сезон. Потом — помогал бюджет, и я считаю, что это заслуга менеджмента. Я лично выступал перед законодательным собранием и просил 1,5 млн рублей на покупку Михайлова, говорил, что мы будем чемпионами страны, а потом думаю: «Господи, что я говорю!».

Была такая статистика: во время выборов губернаторов в 2000 году по узнаваемости первое место занимал губернатор, второе — «Урал-Грейт».

Но мы тогда стали чемпионами. Помню, вышли после победы, полупьяные от эмоций, в центр арены, где 25 тысяч людей кричали… Такая была энергетика!

Нам дали деньги, но мы не могли тратить их на покупку игроков. Тогда коммерческие средства мы пустили на контракты, а бюджет пошёл на детский спорт.

Была такая статистика: во время выборов губернаторов в 2000 году по узнаваемости первое место занимал губернатор, второе — «Урал-Грейт». 83% жителей Пермской области следили за выступлением «Урал-Грейта», а 73% активно участвовали. Люди из Кирова, Ижевска, Екатеринбурга и Челябинска с плакатами просили им освобождать места, когда они приезжали к нам на матчи, особенно когда Евролига была, — люди на лампочках висели.

«Урал-Грейт» — это очень успешный проект, по моему мнению. Даже когда я работал уже в ЦСКА, иностранные журналисты приезжали брать у меня интервью по «Урал-Грейту» — это же чисто американская история.

- Чем являлся баскетбол в 90-х? Он же по всей стране уступал в популярности и футболу, и хоккею. Как в такой ситуации можно было привлекать спонсоров под баскетбольную историю?

Только конкуренцией. История поднятия современного российского баскетбола в 2000-х — это «Урал-Грейт», который дал всем понять, что ЦСКА можно обыгрывать, можно создавать конкурентоспособные клубы. И сразу появились несколько команд: Химки (БК «Химки»), Казань (УНИКС), Питер (БК «Спартак»). Перспектива бороться за чемпионский или кубковый титул, то есть эта самая конкурентная среда, дала стимул для инвестиций. Те 5-6 клубов, которые их получили, были воодушевлены и считали, что они тоже могут стать чемпионами.

Но тут вопрос подхода. Мировой опыт говорит о том, что инвестировать надо сначала в арены, а потом — в клубы. Почему NBA — такая крутая композиция, как я ее называю? Потому что, когда в 1984 году в NBA пришел Дэвид Стерн, он четко понимал, что лига сможет развиваться, если научится зарабатывать, а популярной будет, если будет конкуренция. Его стратегия сделала его великим, а Лигу — лучшей из лучших. Он заставил все клубы построить арену и установил потолок зарплат — salary cap. Должны быть арены, которые приносят доходы клубам. А Luxury tax позволяет Лиге деньги богатых клубов распределять между бедными при покупке игроков: если общая зарплата игроков конкретного клуба превышает определенный уровень, вы вынуждены минимум такую же сумму выплатить и в Лигу, а теперь этот налог еще и прогрессивным сделали. Отсюда и конкурентная среда. Только 10 из 30 клубов могут рассчитывать на победу чемпионате. И только соревнование, только интрига привлечёт людей. В спорте только так.

«Урал-Грейт» снялся с чемпионата, а вот «Амкар» получил государственную поддержку в трудный для него момент. Это нормальная ситуация? Нарушает ли это финансовый фейр-плей, или спорт — это особое социальное поле, и популярные команды необходимо сохранять любой ценой?

Разберём вопрос на части. Что такое социальный проект? Когда на стадионе команда, которая валится, и ей не хватает денег, но она собирает 20-30 тысяч зрителей каждую игру, — это можно считать социальным проектом? Наверное, да. Сначала надо создать социальный продукт, чтобы его любили, как «Урал-Грейт». А когда просят поддержку для команды, которая ничего не умеет, и на её матче сидят от силы 30 человек, – это фейк. Когда нет ни менеджмента, ни болельщиков у команды, то что поддерживать?

Касательно «Урал-Грейта» и «Амкара»: тогда «Урал-Грейт» попал не в то время, не было устойчивой позиции, были выборы, губернаторы уходили-приходили. Мы выиграли Кубок России, еще два года по инерции просуществовали, затем рынок резко ушел вверх. Тогда бюджеты были 5-7 млн., сейчас — 20-30 млн. Естественно, на тот момент необходимо было колоссальное финансирование, но не под кого было давать. Плюс «Урал-Грейт» попал в политические передряги – такое часто случалось с популярными спортивными брендами в регионах. Тот, кто выкупил клуб, сразу окрасил его в политическую краску, а спорт этого не терпит. Сейчас потихоньку возрождают.

Продолжение: http://hungryshark.ru/articles/2514-kuschenko