Новости
Баскетбол Белова | 09.12.2005 

Сергей Белов

Почему в баскетболе опять правит бал защита? Куда пропали центровые? В чём был секрет «Урал-Грейта»? Ответы на эти вопросы даёт знаменитый баскетбольный специалист Cергей Александрович Белов.

– Сергей Александрович, два года назад, после победы Литвы на чемпионате Европы, в «Спорт-Экспрессе» вышла статья, в которой говорилось: эра защитного баскетбола ушла в прошлое. Побеждать теперь будут те, кто делает ставку на атаку, – Литва, Сербия, Россия. Прошло два года, и на последнем чемпионате Европы победила сборная Греции, делавшая ставку на защиту. Другой апологет защитного баскетбола – Италия – вошла в число призёров на Олимпийских играх-2004. Европейские сборные на двоих едва набирают по сотне очков за матч. Всё вернулось на круги своя?

– Как обычно, однозначного ответа нет. Я считаю, что этот закрытый баскетбол пришёл, прежде всего, из богатого клубного баскетбола. Тренеру, заключившему контракт на большую сумму, отводится год-два на то, чтобы отработать этот контракт победами на серьёзных турнирах. Поэтому он в первую очередь старается обезопасить свой тыл, его не волнует эстетика и зрелищность игры. Я всегда называл этих тренеров, типа ивковича (назовём имя с маленькой буквы, чтобы никого не обижать), могильщиками европейского баскетбола.

Вот мы сейчас и наблюдаем игры Евролиги, где команды забивают сто очков на двоих, где нет игры, а есть реализация на поле схем и комбинаций. За примером далеко ходить не надо, мадридский «Реал» в недавнем матче против ЦСКА все сорок минут играл по шаблону. Игроки, находясь под большим тренерским давлением, уже не думают о баскетболе как об игре, они думают о беспрекословном выполнении тренерского задания.

Гениальную для меня фразу ещё в семидесятых годах сказал один из отцов югославского баскетбола Александр Николич: «Пока мы, югославы, думаем, как забить мяч в кольцо, итальянцы думают о том, как сделать комбинацию». И вот сегодня баскетбол, к сожалению, пошёл по второму пути. Причины я назвал, это очень высокие контракты тренеров, для которых на первом месте стоит результат, речь о зрителях и зрелищности тут не идёт. Слова о том, что возросла интенсивность, улучшилось качество игры в защите – это всё бред и отговорки. Посмотрите, в кого превратился за последние годы Лавринович. Посмотрите, в кого превратился Чикалкин. Когда они играли в «Урал-Грейте», они показывали на площадке свои лучшие стороны, а всё худшее было спрятано, завуалировано. Ребята были самими собой. Сегодня они втиснуты в рамки, где у них нет никакой свободы. Эта система, существующая в клубном баскетболе, переносится и на национальные сборные. Конечно, будут такие прорывы, как Литва на ЧЕ-2003, но в основном картина нас ожидает неутешительная.

Для России проблема усугубляется обилием иностранцев в чемпионате страны. Вспомните игру «Урал-Грейта» и ростовского «Локомотива»: на поле шесть легионеров и два иностранных тренера. Мы не сохраняем лучшие черты нашей баскетбольной школы.

– Я начинал смотреть баскетбол в середине восьмидесятых. В это время и чуть позднее играли такие центровые, как Сабонис, Белостенный, Ткаченко, Дивац, Вранкович, Робинсон, Юинг, Оладжьювон. Когда я смотрю баскетбол сейчас, я не вижу в нём нормальных центров. Есть высокие ребята под 220, как Астафьев из «Самары» или Рындин из «Гала», но нормальных фактурных центров нет. «Центрят» баскетболисты с телосложением третьего номера, как Газоль или Големац, либо Клэнси с ростом чуть выше двух метров. Куда подевались большие игроки? Или современному быстрому баскетболу малоподвижные центровые больше не нужны?

– Если брать мировую тенденцию, то на этой позиции всегда были звёзды – Абдул-Джаббар, Александр Белов у нас, потом были эпохи Оладжьювона и Юинга, сейчас доминирует Шакил О`Нил. Но при этом центровые – самый больной вопрос в баскетболе. Людей ростом 217 – 220, как того требует шаблон НБА, просто мало в количественном плане. Ещё меньше тех, кто при таком росте приходит в спорт. Из этого числа ещё отсеиваются те, кто не является «игровиком», одно дело – толкать ядро, и совсем другое – играть в спортивные игры. Поэтому избытка центровых никогда не было.

Если брать Советский Союз, то мы выезжали в основном за счёт Украины и Литвы. Хотя, если взять ту же Литву, то за всю историю у них был только один великий центровой – Сабонис. Илгаускас и Жукаускас игроки далеко не формата Сабониса. Если же взять игроков, родившихся в РСФСР, то среди них центровых было немного. Саша Белов, ну, какой он центровой при росте два метра? Он играл центра потому, что никого по уровню мастерства и близко не было. Потом появились Ткаченко, который родился в Сочи, будем считать его россиянином, и Белостенный на Украине. Валера Гоборов, который погиб, тоже украинец. Если уйти дальше в историю, в шестидесятые годы, то назову троих: Саша Петров из Баку, Володя Андреев, Валя Дворный. Но все трое были игроками ограниченных возможностей. Поэтому говорить о том, что раньше центровых было много, нельзя. Нет их и сейчас. Недаром американцы гоняются за высокими игроками по всему миру.

– И, тем не менее, конец 80-ых – начало 90-ых годов были как никогда богаты на таланты, в том числе и среди центровых. Это был золотой век баскетбола?

– Всё двигается по спирали. Давайте возьмём Советский Союз, что мы всё время о НБА говорим? В мой год рождения (1944-ый) игроков кроме меня не было. 1947 оказался уже обильным на таланты. Ещё интереснее было поколение 1964 года, та «молодёжка» была настоящей суперкомандой во главе с Сабонисом и Тихоненко. Сегодня, например, пришло хорошее поколение баскетболистов, родившихся в начала 80-ых. Но где им играть? У нас нет чёткой системы подготовки резервов, как в Штатах: колледж – университет – НБА. Раньше работали ДЮСШ, и весь советский спорт строился на массовости, при которой перспективный ребёнок рано или поздно замечался тренерами хотя бы на тех же школьных соревнованиях. Вот уже больше десяти лет у нас нет государственной системы в области спорта. И если сегодня спорт не уйдёт под патронаж государства, начиная от детских спортивных школ до подготовки олимпийского резерва, то мы будем регулярно проигрывать олимпиады, будем надеяться на то, что добудем очередную золотую медаль за счёт того, что кто-то кого-то уколет или поборет неожиданно. Не знаю, сумеют ли Фетисов поменять точку зрения Госдумы и президента на этот вопрос, но путь только один – возврат к государственной системе подготовки спортсменов.

Наши зарубежные соперники взяли на вооружение всё лучшее, что у нас было в системе детского спорта. А у нас выпадает уже второе десятилетие, больше нет фундамента, заложенного в советскую эпоху. Возьмите недавний чемпионат мира по спортивной гимнастике в Австралии, где мы потерпели фиаско. Выступают осколки прошлого, заложенного Аркаевым на озере Круглом. Хоркина с Немовым закончили выступать, и за ними пустота.

В Штатах немного другая проблема. Мне кажется, что их система не даёт свернуть ни вправо, ни влево. С одной стороны она даёт большое количество средних игроков, с другой – губит игроков выдающихся. В моём понимании Дражен Петрович, когда уехал в НБА, потерял в своей игре всё, что его выделяло в Европе, всё, что мне нравилось как зрителю. Кукоч был сильнейшим в Европе, в НБА превратился в середняка. Хорошо, что он ещё застал «Чикаго» Джордана и Фила Джексона, но всё равно его лучшие качества не были востребованы. Петрович, которого называли Моцарт баскетбола, и Кукоч превратились в винтики большой системы. Бунтари всегда и в спорте и в жизни были белыми воронами, но именно они двигали вперёд науку, технику, искусство. При последних поражениях так называемых «дрим-тим» мы видим, что это обычная человеческая система. Там играют такие же люди, которые, если приезжают не в форме, если лишены фармакологии, запрещённой на ОИ и ЧМ, они превращаются в обычных людей.

– Тогда к вопросу о подготовке резервов. Какие баскетболисты сейчас востребованы? Кого готовить детским тренерам? Наверняка вы об этом думали, можете дать методический совет по поводу игровых характеристик, которым необходимо соответствовать молодёжи?

– Я не могу об этом не думать, данная тема для меня всегда интересна. Так вот, скажу, что модельные характеристики не должны стоять на первом месте. Мы забываем о том, что тренер – это, прежде всего, педагог. Каким он должен быть для ребёнка? Мы же помним своего первого учителя и своего первого тренера? Я помню.

Когда мы говорим о модельности, можно, конечно, начертить какие-то схемы, параметры – рост защитника, его вес, время, за которое он должен пробежать 20 метров. Можно так сделать, если тренер не обладает чутьём. Я тоже был детским тренером, и меня такие вопросы, к счастью, не волновали. Основная задача и проблема – это отбор начинающих в группу. Кого ты наберёшь? Как угадать в новичке задатки, если он никогда и мяч-то толком в руках не держал? Отвечаю – это искусство, интуиция. Очень часто, люди идеально подходящие под модельные характеристики, не становятся спортсменами. Раньше проблему качества отбора решали массовостью, среди тысяч и тысяч мальчишек оказывались те, кому дано играть в баскетбол на высоком уровне. Повторюсь ещё раз, тренерская работа – это интуиция. Если её нет, не надо работать тренером.

– К слову о тренерах. Игроки часто жалуются, что тренеры их не понимают, не дают делать то, что у них получается лучше всего, не видят их достоинств и потому не предоставляют им шанса проявить себя. И ни разу я не слышал, чтобы игрок сказал в интервью: я летом съездил за свои деньги в Америку, где нанял четырёх персональных тренеров по физподготовке, тактике, броскам и диетолога. Я тренировался и сейчас готов играть лучше, чем в прошлом сезоне. Почему так?

– Почему баскетболисты не ездят в летние тренировочные лагеря и не работают самостоятельно? Мне как человеку, игроку и тренеру трудно понять нежелание учиться. Игроки по большей части сегодня ограничиваются теми рамками, которые им даёт тренер. Получается, сам себя ограничивает в росте. Не знаю почему, не могу ответить. Причём мы делаем всё для того, чтобы эта инфантильность и нежелание доказывать собственное превосходство сохранялись и дальше.

Возьмём российских игроков, которые что-то из себя представляют. Я вам скажу, что они могут играть до пятидесяти лет. Как Вася Карасёв, например. Не хочу его обижать, мы с ним отлично работали в сборной и «Урал-Грейте», но он сегодня находится для меня в никакой форме. И при этом является лидером команды. Где более молодые соперники, стремящиеся доказать что они лучше Карасёва? Не знаю.

Я прошёл как игрок все стадии от непонимания, до величия и ухода из большого спорта. Я считаю, что легче всего свалить свои проблемы на тренера. Но я, когда работал с игроками, говорил им: вы можете спорить со мной, быть мною недовольны. Но вы вечером придите домой, накройтесь подушкой и там скажите сами себе всю правду, где вы не доработали, где вы недопоняли, где вы были неправы. Я со своей стороны всегда старался понять игрока. И просил его понять меня. Вот почему многие баскетболисты свои лучшие матчи провели под моим началом.

Возвращаясь к вопросу, скажу – ни одного стоящего дела не бывает без идеи. А мы живём сейчас в безыдейном государстве. Это ведёт к вседозволенности, нет никаких общепринятых рамок, это развращает. Смотрите на мелочи – куда вы бросаете окурок, на дорогу или в урну? Когда выхожу на наши грязные улицы, я думаю: Господь нам показывает, кто мы есть на самом деле. Раньше была идея, плохая, хорошая ли – отдельный разговор. Но она была, и мы бились на поле. Не только за флаг и честь страны, но и за самих себя.

Сегодня меня удивляет то, что игроки, которые могут играть, не хотят работать. Сначала положи ему контракт на стол, а после этого он, может быть, его отработает. А на деле мне приходилось по тридцать-сорок минут раскочегаривать их, пинать, уговаривать, просить. И всё это только для того, чтобы они хотя бы были готовы к работе. А мы ещё хотим говорить о том, почему игрок за свои деньги не едет на стажировку в лагерь НБА. У меня были баскетболисты, которые в 1995 году провалили чемпионат Европы, до сих пор играют. Так вот они мне сказали: зачем нам олимпиада? Мы лучше отдохнем.

Конфликт тренер – игрок возникают при отсутствии мотивации. Могу такую историю рассказать. Я принял национальную команду в 1994 году. К тому времени меня не было в России года три. Через три месяца работы я определил для себя внутреннюю суть российского игрока. Это может прозвучать грубо или обидно для них, я никогда ещё её не озвучивал, можешь написать об этом, можешь не писать. Так вот, лежит российский игрок на кровати. Рядом стоит тумбочка. В ней какие-то блага – деньги, стакан вина, женщины. Вот если он, не двигаясь с кровати, дотянется до тумбочки, он их возьмёт. Если надо потянутся хотя бы на десять сантиметров, он никогда этого не сделает.

Говорю молодому парню: хорошо, ты имеешь контракт. Так ты тренируйся, будешь зарабатывать больше. Нет, всех устраивает сегодняшний уровень. Считаю, что это является тем тормозом, который не даёт прогрессировать. Люди не стремятся наверх, довольствуясь малым. Пусть мне плюнет любой игрок в глаза, если я неправ и говорю о том, чего не существует.

– Вопрос к педагогам-тренерам?

– Они могут помочь только отчасти. Тренировки идут от силы два часа в день. Остальное время молодёжь проводит на улице, в школе, в Интернете. Какие примеры она видит? Молодёжь не верит, что не в деньгах счастье. Я всегда на это говорю: Александр Матросов не лёг бы на амбразуру за деньги, он лёг за идею. Двигаться вперёд можно только имея внутри себя твёрдый стержень, понимание, зачем и куда ты идёшь. Хорошо, вот УНИКС, к примеру, который год бьётся за чемпионство. Ну, осуществит Богачёв свою мечту, выиграет…

– …не выиграет.

– Ну, представим, что позовёт Белова и выиграет. И что дальше? Отметили, погуляли. На следующий день надо вставать и опять пахать. Только те, кто находит у себя мотивацию, продвигается выше. У «Урал-Грейта» такая мотивация была.

– Когда «Урал-Грейт» побеждал ЦСКА и выигрывал чемпионаты страны, вы с улыбкой говорили: они не знают, в чём наш секрет. С тех пор мне не дает спокойно спать вопрос: что это за секрет? Раскройте тайну успеха.

– О мотивации я уже говорил. Мотивация того же Кущенко была очень высокой. У меня была высокая мотивация, я приехал потому, что увидел: Кущенко хочет победить. Внутренний стержень был очень твёрдый, во-первых. А во-вторых, «Урал-Грейт» обладал образцово-показательной клубной структурой. Успех не приходит по какой-то одной причине. Он складывается из многих кирпичиков. Со стороны не было заметно, как устроена структура клуба, что выстроена пирамида, в которой нет кирпичиков с изъяном. Мощным стимулом стал союз между мной и Сергеем Валентиновичем. Я верю в роль личности в истории. Историки могут говорить, что события двигают массы, но кто-то должен набрать эту массу людей, встать во главе и направить её в нужную сторону.

Беседовал Михаил Майоров