Владимир Алексеев: «Сердце кровью обливалось за родной «Учитель»